Панель управления
Панель управления
Панель управления
Размер шрифта:
 
 
 
Панель управления
Цвет сайта:
 
 
Панель управления
Изображения:
Вкл.

Официальный сайт

Туринского городского округа

75 лет Великой Победе

 

 



  • Мы помним воспоминания родных о воинах, защищавших страну (материалы из книги "Прикосновение к векам: Туринская старина").

     




    Интернет-ресурсы с информацией о воинах Великой Отечественной войны

    • портал "Память народа" https://pamyat-naroda.ru/
    • сайт "Подвиг народа" http://podvignaroda.ru/?#tab=navHome


    • ЖИВЫЕ СВИДЕТЕЛИ ПОБЕДЫ

      Четверо. Всего четверо ветеранов Великой Отечественной войны сейчас живут в Туринске. Некогда бравые солдаты оставили свою молодость на полях сражений, променяли жизнь в рассвете сил на солдатские шинели и оружие. Они сражались за Родину, не щадя себя, шли в бой с одной целью: победить врага, освободить Родину от захватчиков. У них получилось. Но какова цена этой Победы? По официальным данным более 26 млн. человек погибло за те четыре кровавых года. Мы не должны забывать об этом величайшем подвиге наших соотечественников. Чествовать живых свидетелей Победы. Отдавать дань памяти умершим воинам – на поле боя и в мирное время. Давайте вспомним фронтовые дороги туринских ветеранов, ту нелёгкую ношу, которая выпала на их долю.

      Воронки от снарядов, смерть товарищей, бомбежка, стрельба, ранения, контузия… – все эти ужасы Великой Отечественной войны до боли знакомы ее ветерану – Ивану Евменьевичу Харламову. Он родился 12 августа 1922 года в белорусской деревушке М.-Тремсин. В 1938 году Харламовы осели на Туринской земле, в д. Чекуново, где вступили в колхоз "Ленинец". 1 октября 1940 года он устроился экспедитором в лагерь в п. Фаричное, возил на лошади секретную почту на Туринский почтамт и на станцию – в 13-ое отделение, там тоже располагался лагерь. Но 22 июня 1941 года жизнь семьи Харламовых, как и жизнь миллионов других семей по всей стране, изменилась – началась Великая Отечественная война. В это время старший брат фронтовика, Фёдор Евменьевич, служил в Западном военном округе на границе СССР и Польши. Первые удары фашистских захватчиков пришлись как раз по этой территории и в пекле боя молодой Ф. Е. Харламов погиб, сражаясь за Родину.

      20 марта 1942 года призвали и Ивана Евменьевича. После учебы в Свердловском пехотном училище он попал в мотострелковую разведывательную роту 193 дивизии, которую отправили защищать Сталинград. Там штаб дивизии временно разместили в подвале здания речного вокзала.

      Иван Евменьевич был разведчиком, вместе с товарищами брал "языков", собирал сведения по разным фронтам. "Как-то нашей обороне авиационная разведка доложила, что на нас направляются около 10 немецких танков. Наш взвод разведки – 35 человек вместе с командованием направился уничтожить противника. Против врага мы применили минометный огонь. 1 октября 1942 года в этой битве я был ранен осколком мины и контужен взрывной волной", — всматриваясь вдаль, будто бы в те страшные годы, рассказывает ветеран.

      Дальше раненого фронтовика доставили в санитарную часть фронта в Сталинграде. Четыре месяца Иван Евменьевич находился на лечении, он хотел вернуться на поле боя, хотел защищать от захватчиков страну и родных, которые остались на Урале. Но в 1943 году комиссия вынесла окончательный вердикт: к военной службе не годен. В этом же году семья Харламовых переживала еще одну невосполнимую потерю – в Белоруссии под Гомелем погиб Евмений Егорович, его отец.

       

       

      В ноябре 1943 года Николая Мефодьевича Болубнева призвали в армию. Он служил в г.Ирбите, после шести месяцев службы в звании ефрейтора кумарьинский парнишка был отправлен на 3-й Белорусский фронт. Там попал в родной город Витебск, где родился и где жили его предки, стал служить в артиллерии. Был ранен. Он часто вспоминает один случай: "…Засели ночью в засаде, началось наступление. Капитан Герасименко приказал кричать громко: "Ура! Ура!". Психологически не выдержав, фашисты отступили. Оказывается, и так можно выигрывать бои". По словам Николая Мефодьевича, самые страшные бои были в Восточной Пруссии: "Каждый хутор там словно крепость. Его было трудно взять – сплошные дзоты. Часто попадали под свои же обстрелы, ходили по своим же трупам. Страшно. Однажды при наступлении залегли в окопах. Очень хотелось курить, я встал во весь рост и тут же раздался выстрел. От встречи со смертью меня спас автомат – пуля попала в кожух, который разнесло". Пять раз был ранен Н.М. Болубнев. Самое тяжелое ранение он получил 24 марта 1945 года в бою за Кёнигсберг: разрывная пуля попала в левую ногу. "Боевые друзья орудийного расчета не оставили меня истекать кровью, умирать на поле боя, унесли в медсанбат, где военные врачи спасли меня от неминуемой смерти, наполнив кровеносные сосуды донорской кровью. О победе Советской Армии узнал лишь в московском госпитале. Это известие окрылило, вдохновило меня на борьбу с коварной болезнью. Ведь в крушении германского фашизма есть часть и моего ратного труда. Дороги войны мы не забудем никогда".

       

       

      Нелегкая судьба выпала на долю Фёдора Андреевича Касьянова. В августе 1942 года юношу забрали в армию, забросили на Дальний Восток в бухту Ольгу воевать с японцами. На том фронте было спокойно, поэтому в январе 1943 года солдат перебросили в Ульяновскую область, где обучали стрельбе из пулемета "Максим". После бойцов отправили на передний край 3-го Белорусского фронта. Тяжело пришлось на передовой Ф.А. Касьянову, он получил три ранения и контузию. О первой серьезной ране вспоминает так: "Тяжелый был бой, почти все наши полегли, но мы впятером прорвались. Пытались укрыться в траншее, когда немецкий снайпер убил еще двух бойцов. Остались втроем. Товарищи взяли пулемет. Я старался держаться поодаль, чтобы не быть слишком заметным для врага. Вдруг убили еще одного. Орудие мы оставили, ринулись в укрытие, но офицер отдал приказ забрать пулемет. Пришлось возвращаться. Я только к орудию наклонился, как получил пулю в ногу". Солдат через траншею пополз на коленях и получил еще ранение осколками снаряда, которое лечили полтора месяца. После отправили в Польшу. Там однажды ночью несколько групп солдат ходили за "языком", среди них – Фёдор Андреевич: "Пока шли, товарищ подорвался на мине. Мне прилетел осколок в левую ногу. Кругом темнота, чудом добрался до нашей траншеи, тут фашисты окрыли артиллерийский огонь. Иду дальше, чувствую, ботинок полон крови. Дошел до своих и опять отправился на лечение". Еще было одно ранение, которое напомнило о себе после войны. Осколок вражеского снаряда прошел сквозь рюкзак, тетрадь, в которой письма домой писал и, пробив котелок, вошел в спину.

       

       

      Василий Маркович Кашненко в боевых действиях не участвовал, т.к. еще до войны заболел куриной слепотой, но на фронте был: охранял здания, пленных, в числе которых были не только немцы, но и власовцы, сопровождал грузы. Так дошел до Берлина. Вспоминает, что как-то в Польше пришлось стать свидетелем одного страшного и поучительного случая. Старшина, старший лейтенант и капитан изнасиловали полячку. Та пожаловалась командиру полка. Суд был скорым: преступников заставили собственноручно вырыть себе могилу и расстреляли на глазах у всего полка. Вот такие картинки войны хранит в памяти ветеран, а еще – как долго тянулись дни, наполненные болью и страданиями, в военном госпитале под Львовом. Туда Василий Маркович попал по окончании войны, у него развился туберкулез костей, боль терпел всю войну, а вот после – слег. Врачи ставили неутешительный прогноз, а один молодой военврач все же отважился и провел операцию. Когда Василий Маркович пошел на поправку, осел в Астрахани. Закончил там курсы кочегаров и долгие годы работал кочегаром на пароходе, ходил по Волге. Судно было непростое – одно из тех, которое во время Сталинградской битвы обеспечивало переправу через Волгу. Несмотря на перенесенную сложнейшую операцию и наличие справки, выданной в военном госпитале, о том, что он инвалид войны, таковым его официально признали только в 1996 году после приказа президента Бориса Ельцина.

       

      Подготовлено по материалам "Туринской районной газеты "Известия-Тур".